Масяныч
Тихая летняя ночь перевалила за экватор, о чем говорила луна, переместившаяся к западному краю небесной сферы. Ночную тишину нарушали тиканье часов и далекий шум автомобиля.
Темноту комнаты освещал легкий, серебристый свет луны, отбрасывая какие-то причудливые тени на почти голые стены и вырывая часть комнаты из мрака.
Неожиданно часы пробили три, в темном углу комнаты что-то шевельнулось, раздался довольно громкий шорох, отчего человек, мирно спавший в комнате на кровати, проснулся и провел по комнате сонными безумными глазами.
Шорох в темноте повторился и человек напряженно уставился в темноту.
— Кто здесь? произнес человек.
— Я! произнес голос.
— Кто, блять, я? — в голосе человека послышались тревожные нотки.
— Я! — произнес голос и из тьмы, в свет луны шагнуло существо.
— Епт! — все, что смог сказать человек.
— Ну да, черт! Ну и что такого? — выдала рогатая, свинорылая тварь.
— Хуясе! — произнес человек и про себя подумал, «бросаю пить».
— Нет, я не проявление белки. выдал черт.
— У-у-уй, бля! — выдавил из себя лежащий, обхватывая голову, жутко болевшую с похмелья.
— Ты же ждал меня!
— Кто, я, да ты ебанись?!
— Ну да, ты же сам вчера корешам жаловался, что жизнь дерьмо, в жизни ничего не получилось и готов на все, чтобы стало лучше, даже продать черту душу. «И вот я здесь», — сказал черт, изобразив на морде угодливое выражение.
Василий с трудом вспоминал вчерашний вечер, но черт был прав, он говорил такое, более того, слова абсолютно совпадали с действительностью. Минуту поразмыслив, он спросил:
— Хорошо, какие условия?
— Все очень просто, подписываем договор, твои желания исполняются, а после смерти — ты нам душу, ну как?
«Хм, душу» подумал Василий, душу-душу — носилось в его голове, в обмен на желания, так, чего я хочу? В голове у Василия носился вихрь мыслей, но ничего определенного как-то сразу в голову не приходило и тут его осенило, точно! Во сне Вася часто видел себя богатым и знаменитым в окружений стройных красавиц, о, да, черт возьми, хрен с ней с душой, ее он никогда не видел.

— Согласен! — сказал Вася.
— Итак, твои желания? — произнес черт.
— Хочу, чтобы все мои сны сбывались!
— Опа! — вспыхнуло яркое пламя, и у черта в руках оказался листок бумаги.
Черт протянул его Василию, который в лунном свете и с похмела еле-еле смог прочитать контракт — вроде бы все верно.
— Давай ручку. — сказал Вася.
— Нет, не ручкой, кровью! — ответил черт и протянул Васе острую маленькую пику.
Вася уколол палец и поставил свою закорючку.
— На! — сказал Вася и передал бумагу черту.
— Ну вот, и все!
Вспыхнуло пламя и рогатый хихикнув исчез.
Точно, «белка», подумал Вася и упал лицом в подушку — через пять минут он храпел.
Тихая летняя ночь перевалила за экватор, о чем говорила луна, переместившаяся к западному краю небесной сферы. Ночную тишину нарушали тиканье часов и далекий, подзаебавший шум авто.
Темноту комнаты освещал легкий, серебристый свет луны, отбрасывая какие-то причудливые тени на почти голые стены и вырывая часть комнаты из мрака.
Неожиданно часы пробили четыре, в темном углу комнаты что-то шевельнулось, раздался довольно громкий шорох отчего человек, мирно спавший в комнате на кровати, проснулся и провел по комнате сонными безумными глазами.
Шорох в темноте повторился, и человек напряженно уставился в темноту.
«Че за?» — пронеслось в голове у Васи.
— Это опять я! Раздался голос, и на свет вышел тот же самый рогатый. На лице черта угадывались следы свежих побоев, один рог был сломан, кроме того к его шерсти были прикреплены какие-то ошметки коричневого цвета, а сам он источал запах, схожий с привокзальным местом общественного пользования.
— Ну, что еще? — спросил Вася.
— Василий Петрович, не могли бы мы пересмотреть контракт, скажем на золото, женщин, славу или совсем порвать его, а то у меня начальство недовольно — как-то тоскливо произнес черт.
— Хуй вам, сказал Вася, договор есть договор. И, вконец обессилев от головной боли упал лицом в подушку.
Васе снился сон странный, очень реалистичный, весьма забавлявший его сон, ему снился ад, самый настоящий, он видел перед собой Люцифера, стоявшего раком, а по прямому широкому шоссе разного рода черти, инкубы и суккубы, демоны и архидемоны стройными рядами под звуки праздничного марша шли ему в жопу.
(c) А не знаю кто